q_w_z: (Clouseau)
«Главная мысль Агрария-расстриги: «Поле живое. Не в переносном смысле, в буквальном. В нем живности от микробов до червей и прочее — 300 — 400 кг на кубометр почвы. И поэтому зерно посеять — это не гвоздь вбить в доску, а жильца поселить в общежитие»
...
«Главная мысль Агрария-расстриги: «Поле живое. Не в переносном смысле, в буквальном. В нем живности от микробов до червей и прочее — 300 — 400 кг на кубометр почвы. И поэтому зерно посеять — это не гвоздь вбить в доску, а жильца поселить в общежитие»
...
«Национализм не тогда, когда ты хвалишь свой народ, а я свой, и даже не тогда, когда ты свой народ хвалишь, а мой хулишь, а я делаю то же самое. Это страсти, они проходят. Национализм — это когда ты говоришь: мои подонки лучше твоих подонков, — а я делаю то же самое.»
...
«Это только разделение труда привело людей к тому, что одни добывают продукт, а другие сочиняют перспективы. Но и теперь человек-рука и человек-мозг существуют только в теории, на самом же деле это просто инвалиды и к «целому» человеку предстоит еще вернуться.
Но долог этот путь, а жизнь коротка, и человек нет-нет да и завопит: зачем я живу, и неужели жизнь — это черточка, тире на памятнике между годом рождения и годом смерти моей?
Жалкий отрезочек пути, где более или менее понятны причины и следствия тире — вот и вся твоя дорога. Ни более отдаленных причин, ни более отдаленных следствий я не знаю, но неужели я как тень?…»
...
«Но если пути его неисповедимы, то почему не допустить и третье? А вдруг он считает, что мы достигли того уровня, когда сами сможем установить на земле закон добра? Кто может доказать, что это не так, если пути его неисповедимы? Доказать это некому.
Но если это допустить, тогда получается, что наступили времена, когда даже для верующих вера в человека и есть вера в бога.
И тогда наступит век, когда люди станут радоваться неравенству равных, потому что оно будет не для насилия над остальными, а на пользу им.
И если ты веришь, что воля есть божье достояние и подарок человеку, то вера в людей и есть высшее проявление веры в бога, который считает, что теперь мы и сами выпутаемся. И еще раз спрашиваю: кто может доказать, что это не так?»
...
«Считается, и ему так кажется, что он просто восстановил потраченные силы, вроде как в машину залил новый бензин. Но это ошибка. Потому что после заливки машина осталась прежняя, а человек после отдыха уже другой.
И потому даже в момент обычного отдыха тела к человеку приходит маленькое незаметное вдохновение, и он догадывается, как быть ловчее. Т. е. он от передышки к передышке растет, становится мастером. А машина не растет, и остается прежней, и только изнашивается. Человек устает не потому, что в нем пища кончилась, — устают и сытые, — а потому, что он уже другой, а пытается делать прежнее. Человек устает потому, что в деле своем остановился, и дело уже мешает его развитию, и значит, надо и в деле что-то менять.»
...
«Сережа, самую лучшую молитву, которую я узнал, я прочел у Фолкнера. Ее придумал покалеченный человек, бывший морской пехотинец: «Господи, прости нас, сукиных детей». Сережа, все остальное человек должен сделать сам.»
...
«Сережа, самую лучшую молитву, которую я узнал, я прочел у Фолкнера. Ее придумал покалеченный человек, бывший морской пехотинец: «Господи, прости нас, сукиных детей». Сережа, все остальное человек должен сделать сам.»
...
«Сверхчеловеков придумал Ницше, но фашисты вывернули и его. Ницше объявил — сверхчеловеку все дозволено. Тоже не сахар, но фашисты постановили — кому все дозволено, тот и есть сверхчеловек»
...
«— Давай, Зотов, всю правду. От рождения.
— Рождение мое покрыто тайной, — сказал дед.
— Как это? — радостно испугался председатель и стал рыться в бумагах. — Какой тайной? В чем тайна? — И запредвкушал, глазами забегал.
— Тайна в том, — сказал дед, — что я мог и не родиться, однако родился.
— Ну дак и я родился, — сказал председатель.
— Ну дак и твое рождение покрыто тайной, — сказал дед.»
...
«Ну, конечно, народ побежал по цехам рассказывать, а не верит никто. Ладно. Прошло сколько-то времени. Велят Афоне электромотор со склада доставить. Дали ему лошадь с телегой-грабаркой, наряд выписали, спрашивают: «Грузчиков сколько?» А он головой мотает — нисколько не надо. Тут вовсе шухер поднялся. Не верили? Сейчас поглядите! А в электромоторе с ящиком — около пятисот кило. Не тонна, конечно. Но тоже вес для человека неподъемный. Ну, тут дело чистое — привезет, значит, правда — сила звериная, не привезет — брехня. Привез. Вот так-то.
А потом кладовщик рассказал, как дело шло. Складские, сколько их есть, ящик к воротам подтащили. Афоня боком телегу повернул, один борт снял, два колеса снял — телега набок и завалилась, на две оси. Афоня покаты, бревна, окованные для этих дел, на телегу пристроил, а другими концами под ящик. Потом лошадь выпряг, с другой стороны за телегу завел, к хомуту вожжи привязал и к ящику, потом сказал: «Ц-ц-ц…» — и свистнул. Лошадь потянула, и электромотор по бревнам-покатам на телегу полез. Ну а потом все наоборот — Афоня оси приподнимал по очереди и колеса надевал. Чеки вбил, борт поставил. Лошадку запряг и уехал.
Всю заводскую столовую от хохота качало. Вот и проверь у мужика силу, если у него голова на плечах.»
...
«– А что будет? - спрашивает Зотов.
– Нет… видно, правды здесь не добьешься, - говорит Клавдия. - Надо в профком идти… или выше.
– Лучше выше, - говорит дед. - Выше надежней. Прямо к Михаилу Архангелу, - так и так, Михаил, у меня задница, как у твоей кобылы, а муж не трепещет, - накажи его, Архангел Михаил, как того змея!»
...
«Математика - это тайная надежда, что допущенное упрощение сойдёт безнаказанно.»
...
q_w_z: (Clouseau)
Аналитический язык доверчив к контексту - а что ему остается? Он упрощает свою грамматику, насыщает множеством разных смыслов омонимы, предлагая нам догадываться, в чем же дело, с помощью средств, находящихся за пределами этого языка - в культуре, реальности как таковой. Напротив, синтетический язык не доверяет окружающей реальности - он предпочитает своими средствами и как можно точнее обозначать смыслы и значения, чтобы не было опасной, как ему кажется, двусмысленности. Если "любил", значит мужчина, а если "любила", будьте уверены, что женщина. Конечно, не всегда это у него получается ("люблю" в русском тоже не различается по роду), но тенденция налицо.

И что же выходит? Аналитический язык с его доверием реальности, окружающему миру, обстоятельствам сосуществования людей в обществе, известным каждому, оказывается неизбежно "приземленным", укоренненым в материальной жизни, в эмпиризме и прагматизме. Действительно, нужно крепко стоять на земле, нужно иметь дело с одним единственным реальным миром, а не десятками выдуманных, чтобы пользоваться контекстом и быть уверенным в его истинности. Так действуют англичане и американцы; так действуют и китайцы, реализм и прагматизм которых хорошо известен.

А вот синтетическим языкам приходится туже. Вынужденные, по максиме стоиков, "все свое носить с собой", они слишком легко теряют почву под ногами.


http://hyperboreus.livejournal.com/138058.html
q_w_z: (Clouseau)
...спасение заключается только в мирной работе по воспитанию личности. Это не так безнадежно, как может показаться. Власть демонов огромна, и наиболее современные средства массового внушения — пресса, радио, кино etc. — к их услугам. Тем не менее христианству было по силам отстоять свои позиции перед лицом непреодолимого противника, и не пропагандой и массовым обращением — это произошло позднее и оказалось не столь существенным, — а через убеждение от человека к человеку. И это путь, которым мы также должны пойти, если хотим обуздать демонов.

Трудно позавидовать вашей задаче написать об этих существах. Я надеюсь, что вам удастся изложить мои взгляды так, что люди не найдут их слишком странными. К несчастью, это моя судьба, что люди, особенно те, которые одержимы, считают меня сумасшедшим, потому что я верю в демонов. Но это их дело так думать; я знаю, что демоны существуют. От них не убудет, это так же верно, как то, что существует Бухенвальд.

Карл Густав Юнг. 11 мая 1945
http://www.cluber.com.ua/lifestyle/psihologiya-lifestyle/2015/11/karl-gustav-yung-demonov-privlekayut-massyi/
q_w_z: (Clouseau)
Интересно, что с эпохи Имхотепа на изображениях начинают появляться три царских символа: анх – узел Жизни, джед – колонна Порядка и уас – жезл Власти. Что они значат, можно лишь гадать. Их внешний облик разные египтологи объясняли по-разному: это и три части тела расчлененного Осириса, и три косточки жертвенного быка, и атрибуты богов Исиды, Сета и Осириса. Но возможно, что изначальное значение у этих символов более простое и практическое. Уас – это молоток, которым вбиваются колышки на стройке, и мерный шест. Джед – отвес и одновременно простая линейка с десятью делениями. А анх – бухта веревки. Без всех трех вещей на стройке не обойтись. Может быть, инструменты архитектора приобрели божественный статус именно со строительства Ступенчатой пирамиды.

Имхотеп – первый архитектор, первый медик и первый математик мира, но его подлинное достижение и прорыв, возможно, куда больше, чем шаг к созданию основ сразу нескольких наук и искусств. Имхотеп дерзко, отважно и самонадеянно замахнулся на решение задачи, над которой, собственно, бьется вся человеческая цивилизация – жить наперекор всему. Солнце будет сиять вечно, тьма не опустится, и род человеческий не сгинет – вот завет, который достался нам от египтян и Имхотепа. Вот цель, на достижение которой Имхотеп бросил свой интеллект, труды и силы. Нам его достижения могут показаться мелкими – но лишь потому, что мы живем в эпоху, основы основ которой созданы его интеллектуальными прорывами. Именно поэтому Имхотеп и может считаться основателем нашей цивилизации.

https://slon.ru/posts/52629
q_w_z: (Clouseau)
Экономические благоглупости, которыми пичкают постколониальные и постсоветские страны, в общем не благо-, а лихо-глупости*.
Ибо в действительности, а не трудах Адама Смита и последователей, вплоть до Троицы Мизеса-Хайека-Фридмана, рынки создавались, создаются и будут создаваться государством. Особенно рынки товарные и тем паче рынки, основанные на хождении денег.
Единственная обнаруженная не-экзотическая альтернатива - это рынки Халифата в VIII-XVI веках, основанные не только на очевидном запрете ссудного процента, о чем бают без конца, но, и главное, на репутации и капитализации ея. И на кредите. Где сделки осуществляются пожатием рук и поднятием очей к небу. Писанные контракты и векселя отсутствуют, монеты пыталсь выпускать халифы и власти к ним приравненные строго для финансирования войн и в общем малоуспешно.
В благословенное же для некоторых Осевое время Античности и Византии расцвет хождения железных денег от Гибралтара до Жёлтого моря прежде всего означал, на практике, а не в прекраснолушных схемах, войны, долговое рабство, нещадную эксплуатацию (античные города с населением в сотни тысяч как раз могли существовать только при сверхинтенсивной эксплуатации) и войны, войны, войны... Для финансирования которых нужны наличные. Для нормальной же жизни хватает кредита, внутри сообществ, в первую очередь.

Это я дочитал недавно фундаментальную книгу "Долг. Первые 5000 лет истории". Антрополога, умнички-левака, коих сейчас как-то мало.
Книга о свободе, рабстве, экономике, рынках и государстве. Антрополог против экономистов. Полевые исследования и документы против политических теорий.


_________
* К вопросу о том, что целым поколениям внушили, что мол есть "объективный" как закон природы рынок с "невидимой рукой", а государство и регулирование просто покурить вышло.
q_w_z: (Clouseau)
Герой романа Нила Стивенсона «Криптономикон» — математик Лоуренс Притчард Уотерхауз идет по Лондону. «[В Лондоне] бордюрный камень точно перпендикулярен улице, в отличии от Америки, где он имеет форму плавной логистической кривой [sigmoid curve]». Это мой буквальный перевод. К сожалению, в переводе Екатерины Доброхотовой в целом замечательном, именно в этом месте допущена неточность, что приводит к полному туману в условиях задачи, которую решает Уотерхауз. (У Доброхотовой первое предложение приведенного отрывка звучит так: «[В Лондоне] тротуары пересекаются под прямым углом». Но дальше я, в основном, последую за ее переводом.)

«Переход от тротуара к улице строго вертикальный. Если бы на голову Уотерхаузу поместили зеленую лампочку и наблюдали за ним сбоку во время затемнения, его траектория выглядела бы как прямоугольные импульсы на экране осциллографа — вверх, вниз, вверх, вниз».

Уотерхауз идет, периодически пересекая улицы. И в этот момент резко опускается вниз. Перейдя улицу – поднимается на тротуар. Лампочка рисует ломаную.

«Происходи это в Америке, импульсы располагались бы равномерно, примерно по двенадцать на милю, потому что в его родном городе улицы образуют правильную решетку».

Вот такую:
Здесь: узкие глубокие впадины – это улицы, которые разделяют тротуары. Так происходит потому, что человек – законопослушный американец или лондонец — ходит в основном по тротуарам, а не по проезжей части. «В Лондоне схема улиц нерегулярна и распределение квадратных волн выглядит случайным: иногда они сменяются часто, иногда редко. Ученый, которому показали бы эти прямоугольные импульсы, вероятно, отчаялся бы отыскать в них какую-нибудь закономерность; больше всего они походили бы на случайную последовательность, определяемую космическими лучами или распадом радиоактивного изотопа».

b2ap3_thumbnail_stiv1.JPG

Лампочка, на голове у лондонца рисует другую картинку:
b2ap3_thumbnail_stiv2.JPGДетектор космических лучей или детектор частиц, вылетающих из образца при радиоактивном распаде, действительно можно использовать как физический генератор случайных чисел.

«Другое дело, если этот ученый мыслил бы глубоко и оригинально. Глубины понимая можно достичь, поместив зеленую лампочку на голову каждого пешехода в Лондоне и записывая траектории в течение нескольких ночей. В результате получится толстая кипа миллиметровки с графиками, каждый из которых будет казаться совершенно случайным. Чем толще кипа, тем шире охват».
«Оригинальность ума – отдельное дело. Никто не знает, в чем тут финт. Один посмотрит на кипу меандров и не увидит ничего, кроме шума. Другой ощутит странный трепет, непонятный тому, кто подобного не испытывал. Некий глубинный отдел мозга, настроенный на поиск закономерностей (или наличия закономерностей) проснется и прикажет тупой будничной части мозга смотреть на кипу миллиметровки».

Поиск закономерностей и поиск наличия закономерностей — разные задачи. Если ты точно знаешь, что закономерность есть, – ты ее почти наверняка найдешь. Угадать, есть ли в бессмысленном, на первый взгляд, наборе данных скрытая закономерность, бывает куда труднее, чем ее отыскать. Герой фильма «Игры разума» сорвал крышу, как раз пытаясь понять – есть ли закономерность в хаосе исследованных им газетных и журнальных вырезок, а вот когда ему предъявили набор данных, в которых закономерность точно была – это знали вояки, пригласившие героя для консультации, — он эту закономерность быстро обнаружил.

«Сигнал слабый и не всегда осмысленный, но человек просиживает сутками, перебирая кипу бумаг, как аутист, расстилает их по полу, сортирует на кучки по некой неведомой системе, подписывает цифирки и буквы мертвых алфавитов, рисует стрелки, ищет похожие места, сопоставляет их между собой. Однажды этот человек выйдет из кабинета с подробной картой Лондона, восстановленной по графикам прямоугольных импульсов».

В целом похоже на мои собственные впечатления. В мозгу математика идет постоянный процесс распознавания закономерностей бытия. Обычно он происходит не на улице, а в дебрях математических формализмов, которые впрочем «дебрями» может назвать только человек малосведущий. Вовсе несведущий просто не знает об их существовании. Для математика эти дебри прозрачны, как весенний лес. Там много света. Все эти странные картинки и непонятные крючки, которые так смущают обычного человека, на самом деле однозначно интерпретируются, более того они способны к самодвижению и могут этим своим движением будить мысль. Они живут. Если «модель покрутить» и «икса погонять» – они могут натолкнуть на верную дорогу, потому что обладают собственной «волей»: есть направления, в которых они движутся легко, а есть такие в которых они двигаться отказываются наотрез.

Начинается все так, как описал Стивенсон, – с конкретного, познанного, привычного, и потому реального.

Реальность для разных людей выглядит совершенно по-разному, то что одному кажется мудреной абстракций, другому знакомо, как любимая кошка. Владимир Набоков сказал: «Реальность – вещь весьма субъективная. Я могу определить ее только как своего рода постепенное накопление сведений и как специализацию. Если мы возьмем, например, лилию или какой-нибудь другой природный объект, то для натуралиста лилия более реальна, чем для обычного человека. Но она куда более реальна для ботаника. А еще одного уровня реальности достигает тот ботаник, который специализируется по лилиям. Можно, так сказать, подбираться к реальности все ближе и ближе; но все будет недостаточно близко, потому что реальность — это бесконечная последовательность ступеней, уровней восприятия, двойных донышек, и потому она неиссякаема и недостижима. Вы можете узнавать все больше о конкретной вещи, но вы никогда не сможете узнать о ней всего: это безнадежно».

Так что реальность у каждого своя. Но она у каждого есть. От нее и начинается подъем к широким обобщениям или спуск в глубокие расщелины специализации.

Человек идет по улице и замечает, что бордюры в Лондоне устроены не так как в Америке. Потом возникает догадка подкрепленная языком описания – без подходящего языка догадка неоформлена, она еще только ощущение. Мы делаем шаг абстрагирования и видим уже не человека, который идет по улице Лондона, а осциллограф, который рисует его маршрут. Уровень тротуара – уровень улицы – уровень тротуара. Квадратная волна. Длительности случайны. Закономерность не просматривается. Здесь нужен еще один шаг – и это шаг вверх.

Мы отступаем от наблюдаемого объекта, чтобы увидеть картинку целиком, с другого ракурса, с высоты. Мы понимаем, что так движутся все люди, и каждый из них порождает подобный сигнал. Причем – вот важнейший момент – люди движутся по одним и тем же улицам, и значит порождаемые сигналы периодически будут совпадать. Легкий толчок понимания. Дальше мы перестраиваем язык, и начинаем отыскивать инварианты – некие постоянные в этом хаотическом движении.

Мы работает уже не с людьми, идущими по улице, не с ломаной на осциллографе, а с наборами чисел: 200, 150, 50, 213, 121…, которые отражают расстояние от одной улицы до другой в метрах. Мы начинаем сравнить разные наборы и замечаем, что в них есть совпадающие отрезки. Люди постоянно ходят по одним и тем же тротуарам, пересекают одни и те же улицы. Люди ходят по всему Лондону. Мы начинаем угадывать, когда в этом нерегулярном, почти случайном движении они идут по совпадающим маршрутам. Вот, например, как можно найти перекресток. Возьмем два набора, которые совпадают от n-го члена до m-го, а потом опять различаются. То место, где они начали совпадать – вполне возможно перекресток (не обязательно это один и тот же перекресток, поскольку два человека могли идти по параллельным улицам).

Здесь есть любопытная деталь. Если сетка регулярная, как в Америке, все последовательности, сколько бы мы их не собрали, будут различаться только количеством элементов. Если на милю приходится примерно 12 улиц, набор выглядит так: 130, 130, 130, 130… Мы сможем вычислить, сколько в городе улиц, но мы не сможем выяснить их взаимного расположения, они все для нас будут одинаковые. А вот в Лондоне мы соберем гораздо более содержательную информацию.

Представьте себе, что вам нужно собрать достаточно большой паззл, который состоит из одинаковых квадратиков. Это очень трудная задача. Любой квадратик по своей форме будет подходить к любому месту общей картины. Сложить-то квадратики мы сложим, а вот картинку вряд ли получим. Поэтому во всех паззлах все детальки имеют разную форму и подходят в точности только к одному месту на картинке, и мы можем ориентироваться на их форму в процессе собирания фрагментов. Точно также мы можем опереться на нерегулярность лондонских улиц в нашей задаче.

Если мы вооружимся компьютером и будем располагать хорошей статистикой движения лондонцев, скажем за год, мы с высокой точностью вычислим взаимное расположение улиц – для этого достаточно найти все перекрестки в городе.

Зачем это нужно? Это же бред сивых кобыл и брёх злобных коблов? Ходи и смотри – и план рисуй, скажет рассерженный читатель. Но все обстоит не так просто. Решая нашу задачу, мы сделали большое дело. Мы смогли набросать алгоритм, который при наличии необходимых данных и уточнении существенных деталей позволит, исходя из совершенно случайной, на первый взгляд, информации, получить вполне содержательный план города. А ведь когда мы исследуем природу, вся информация, которую мы получаем первоначально, кажется случайной. Человек незнакомый с наблюдательной астрономией видит на небе только звездный хаос.

В задаче Уотерхауза мы просто на эту случайную информацию немного обобщили, и вдруг проявились строгие закономерности.

Стивенсон в качестве эпиграфа к роману «Криптономикон» берет слова Алана Тьюринга: «Существует удивительно близкая параллель между задачами физика и криптографа. Система, по которой зашифровано сообщение, соответствует законам Вселенной, перехваченные сообщения — имеющимся наблюдениям, ключи дня или сообщения — фундаментальным константам, которые надо определить. Сходство велико, но с предметом криптографии очень легко оперировать при помощи дискретных механизмов, физика же не так проста».

Поэт постоянно что-то бормочет, переставляя слова, перебирая синонимы, прощупывая семантические обертоны, вслушиваясь в созвучия, трогая их связками, перекатывая на языке. Художник непрерывно рисует, даже когда у него нет под рукой карандаша. Это происходит почти инстинктивно..

Математик строит модели, абстрагирует и обобщает реальные данные, углубляется в подробности, отбрасывает несущественное. Это происходит постоянно и почти инстинктивно. И вдруг – толчок узнавания

В этот момент нужно остановиться и спросить себя: «А как это выглядит на самом деле?» Этот вопрос – начало решения, потому что он подразумевает, что мы уже знаем, как распознать бесконечное число тупиковых вариантов, которые к решению точно не приведут. Возможно, это и есть момент непосредственного созерцания, момент проявления целого, осознание границы.



А теперь возьмем другой пример. У Льва Толстого есть рассказ «Много ли человеку земли нужно». Его сюжет Толстой придумал (или узнал), когда поехал покупать землю в башкирской степи. Земля там была дешевая, потому что степь была далеко от больших городов. (Потом провели железную дорогу, и земля подорожала на порядок. Это была дальновидная инвестиция). А деньги у графа как раз появились – после издания «Войны и мира» он хорошо заработал. Видимо, он подумал, что лучше вложить деньги в покупку земли, а то ведь опять поставишь на какую-нибудь семерку червовую, и гуляй Вася. Впрочем, рассказ был написан через много лет после башкирского путешествия и опубликован в 1886 году.

Степь казалась необозримой. Зачем человеку столько земли?

http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/dve-kultury-nil-stivenson-i-lev-tolstoj
q_w_z: (birdy)

Скажут, что теперь такого не пишут.

Это и слава Богу, что не пишут, потому как они могут откуда-то явиться, когда немецкий танк выедет к Волге.

Потому что эти строки именно заклятие, а не рифмованная сиюминутная пропаганда.

И заклятие это и сейчас, уже остывшее, лишившееся заглавия, и сейчас не оставляет равнодушным. Вот вещь, которую Симонов достал из бездны, на ней окалина настоящей адской ненависти, будто на куске железа, вынутого из горна

http://svpressa.ru/culture/article/127474/

q_w_z: (birdy)
В том числе и по наводке [livejournal.com profile] schegloff начал читать разные книжки, написанные современными физиками более внимательно..
И ладно там "Битвы у черной дыры" Сасскинда, про которую у Щеглова целый цикл записей образовался.
А вот, скажем, Ли Смолин "Неприятности с физикой. Взлёт теории струн, упадок науки и что за этим следует" примерно десятилетней давности.
В целом Смолин переведен плохо и излагает не очень связно т.е. без прочтения, к примеру, "Элегантной Вселенной" струнного_теоретика™ Брайна Грина нифига не ясно, что именно по физическим основаниям он там критикует.
За тем, что там вообще интересного было за последние 50 лет я бы отправил к Кипу Торну ("Черные дыры и складки времени. Дерзкое наследие Эйнштейна") - он очень хорошо пишет, хорошо переведен, сам говорит по-русски и потому знает не только англоязычную физику (может сказать и за вклад Зельдовича и его учеников, к примеру).
Зато треть книги Смолин пишет про того, как эта физическая наука нетак устроена у наглосаксов (в первую очередь США). И это несколько другая картина, относительно указанного Щегловым вида "суперзвезда-эгоцентрик великий физик бодаётся с другим таким же, а остальные всё равно нчиего не понимают толком" про Хокинга и Сасскинда.

Вот скажем, как это выглядит:


Ничего не значит, что слово «социология» возникает сегодня больше среди струнных теоретиков, чем среди любых других групп ученых, которых я знаю. Оно кажется сокращением выражения «взгляд сообщества». В обсуждении текущего состояния дел с молодыми струнными теоретиками вы часто слышите от них вещи вроде: «Я уверен в теории, но я ненавижу социологию». Если вы высказываете свое мнение по поводу узости точек зрения, представленных на конференциях по теории струн, или по поводу быстрой смены тем модных исследований из года в год, струнный теоретик согласится и добавит: «Мне это не нравится, но это же просто социология». Не один друг объявлял мне, что «сообщество приняло решение, что теория струн верна, и нет ничего, что бы вы могли с этим сделать. Вы не можете бороться с социологией».
...

«Я нахожу высокомерие некоторых струнных теоретиков поразительным, даже по стандартам физиков. Некоторые искренне уверены, что все не струнные теоретики являются учеными второго сорта. Это повсюду в их рекомендательных письмах друг другу, и некоторые из них на самом деле говорили это мне в лицо. ... Струнная теория [воспринимается] столь важной, что она должна осуществляться на практике в статье расходов любой другой теории. Имеются два проявления этого: струнные теоретики приглашались на работу на профессорско-преподавательские позиции на непропорционально высокий уровень, не обязательно соизмеримый со способностями во всех случаях, и молодые струнные теоретики обычно плохо образованы в физике частиц. Некоторые буквально затруднялись назвать фундаментальные частицы природы. Оба этих проявления вызывают беспокойство по поводу долгосрочного будущего нашего предмета.» [105]
Высокомерие, которое описала доктор Хьюитт, стало свойством сообщества струнных теоретиков с самого начала. Субрахманьян Чандрасекар, возможно, величайший астрофизик двадцатого столетия, любил рассказывать историю визита в середине 1980х в Принстон, где он чествовался за недавнее награждение Нобелевской премией. За завтраком он оказался рядом с важным молодым человеком. Поскольку физики часто идут на неформальное общение, он спросил своего напарника по завтраку: «Над чем вы работаете в эти дни?» Ответ был: «Я работаю над теорией струн, которая является самым важным достижением в физике двадцатого столетия». Молодой человек продолжил советовать Чандре прекратить то, что он делал, и переключиться на теорию струн, или он рискует стать столь же ненужным, как те, кто в 1920е не принял немедленно квантовую теорию.
"Молодой человек," – ответил Чандра, – «Я знал Вернера Гейзенберга. Я могу обещать вам, что Гейзенберг никогда не был бы столь груб, чтобы сказать кому-нибудь, чтобы тот остановил то, что делает, и занялся квантовой теорией. И он определенно никогда не был бы столь неучтив, чтобы сказать кому-нибудь, кто получил своего доктора философии пятьдесят лет назад, что он близок к тому, чтобы стать ненужным».
Любой, кто имеет дело со струнными теоретиками, регулярно сталкивается с этим видом крайней самонадеянности. Не имеет значения, какая проблема обсуждается, единственный вариант, который никогда не возникает (кроме случаев, когда он вводится сторонним наблюдателем), это что теория может просто быть неправильной. Если обсуждение меняет направление к факту, что теория струн предсказывает ландшафт, а поэтому не делает предсказаний, некоторые струнные теоретики будут напыщенно говорить об изменении определения науки.
Некоторые струнные теоретики предпочитают верить, что теория струн слишком сокровенна, чтобы быть понятой человеческим существом, вместо того, чтобы рассмотреть возможность, что она может быть просто неверна. Одно недавнее объявление на физическом блоге прекрасно озвучило это: «Мы не можем ожидать, чтобы собака поняла квантовую механику, и может быть, что мы достигли предела того, что люди могут понять по поводу теории струн.
Может быть, где-то имеются высокоразвитые цивилизации, для которых мы являемся столь же разумными, как и собаки для нас, и может быть, что они достаточно хорошо постигли теорию струн, чтобы двигаться к лучшей теории...».[106] На самом деле струнные теоретики, кажется, не имеют проблем с верой в то, что теория струн должна быть верна, одновременно признавая, что у них нет идей, что она реально собой представляет. Другими словами, теория струн будет частью схемы, что бы за ней не последовало. Первое время, когда я слышал выражение этого взгляда, я думал, что это шутка, но четвертое повторение убедило меня, что говорящий серьезен. Даже Натан Зайберг, который является выдающимся теоретиком в Институте перспективных исследований, цитировался в недавнем интервью как сказавший («с улыбкой»): «Если имеется нечто (за пределами теории струн), мы назовем это теорией струн».[107]Read more... )

А вы говорите, Академия Наук.

q_w_z: (Clouseau)
Originally posted by [livejournal.com profile] turchin at “Plan of Action to Prevent Human Extinction Risks”
I would like to offer an award of 50 USD for new ideas to the roadmap:
“Plan of Action to Prevent Human Extinction Risks”

Do you know a lot about transhumanism, existential risks, or immortality?
Do you want to earn money from your knowledge, become famous, and save the world?

Let’s do an experiment in "reverse crowdfunding”. I will pay 50 USD to anyone who can suggest a new way of X-risk prevention that is not already mentioned in this roadmap. Post your ideas as a comment to this post on Facebook.

Should more than one person have the same idea, the award will be made to the person who posted it first.
The idea must be endorsed by me and included in the roadmap in order to qualify, and it must be new, rational and consistent with modern scientific data.

I may include you as a co-author in the roadmap (if you agree).
The roadmap is distributed under an open license GNU.
Payment will be made by PayPal. The total amount of the prize fund is 500 USD (total 10 prizes).
The competition is open until the end of 2015.

The roadmap can be downloaded as a pdf from:
bit. ly/1HvOuiv
(remove space in the link)

Email: alexei.turchin@gmail.com
q_w_z: (Clouseau)
Похоже на правду по отношению к Северной Америке. А к остальным континентам как? Да никак, в общем-то, это не соотносится. Более того, многие сомневались, что с жизнью на Земле можно так просто справиться за счет удара астероида. Почему? Чем принципиально отличаются динозавры, которые, как мы теперь знаем, были пернатыми, очень высокоорганизованными созданиями с высокими темпами обмена веществ, практически птицами, от тех птиц, которые существуют сейчас? Но ведь птицы жили во времена динозавров, и они почему-то пережили этот момент, а динозавров не стало.
Великие вымиранияВеликие вымиранияПалеонтолог Кирилл Еськов о причинах исчезновения динозавров, критике теории Дарвина и палеонтологической летописиТо есть гипотеза смерти всех и всего просто не проходит. Раз выживают одни организмы, значит, причина должна быть другая. Более того, в последнее время уже более точными методами начали выяснять, каково время этого удара Чиксулубского метеорита, и выяснилось, что он врезал по Земле на 150 тысяч лет раньше, чем случился переходной мезокайнозойский коллапс. Более того, если посмотреть в этих разрезах, как ведут себя мельчайшие планктонные организмы, которые должны были бы исчезнуть в первую очередь, потому что поднимается гигантское пылевое облако, солнечный свет практически не проходит сквозь толщу пыли, летающей в стратосфере, прекращается фотосинтез, и все фотосинтезирующее, мелкие водоросли в первую очередь, должно вымереть. Деревья, травы еще имеют шансы уцелеть за счет своих семян, за счет спор, которые могут сохраняться в почве годами. Но нет, ничего с планктонными водорослями не произошло. Именно в разрезах Мексики они прекрасно себе переходят от отложений, которые предшествовали падению метеорита, выше, ничего в них не меняется. То есть метеорит никак не мог быть причиной этого всего катаклизма. Что тогда?



http://postnauka.ru/video/47298
q_w_z: (birdy)
"Потребность разрыва с реальностью составляет психологическую основу русской эмиграции как исторического явления. Стремление уклониться от преследований и найти безопасное пространство для жизни всегда занимало в русской эмиграции самую второстепенную роль. Гораздо существенней было стремление погрузиться в чужой мир, который позволял бы воссоздать утопическое отражение своего мира. Тот отрыв от реальности, которым разные направления русской эмиграции, начиная с XIX в., клеймили друг друга и от которого они искренне стремились избавиться, как от досадного недостатка, на самом деле составляет самую сущность явления эмиграции. Более того, он представляет собой частный случай закономерного процесса обмена местами своего и чужого, восприятия чужого как своего, а своего как чужого".
(Лотман. "Непредсказуемые механизмы культуры")


via [livejournal.com profile] the_mockturtle
q_w_z: (fred)

Почему так сложно устроено русское ударение? Есть ведь языки, где нет никаких особых проблем. Скажем, французы вообще не знают, что такое проблема ударения. Мы, русские, говорим, что во французском языке ударение всегда на последнем слоге, а сами французы вообще это утверждение не понимают, потому что для них каждое слово существует в некотором своем естественном виде и всё. Это русский человек слышит там ударение на последнем слоге, а французам совершенно всё равно, во французском учебнике нигде не говорится, что во французском языке ударение падает на последний слог. Для них нет этой проблемы. Слово автоматически имеет некоторое усиление в конце, и это не является предметом никакого специального рассмотрения.

Есть много языков, где ударение управляется достаточно простыми правилами: скажем, значительная часть языков мира имеет ударение всегда (или почти всегда) на последнем слоге. Как, например, турецкий или татарский. Значительная число языков имеет всегда ударение на первом слоге, как, например, чешский или латышский. Есть некоторые более изысканные случаи: польский язык почти всегда имеет ударение на предпоследнем слоге. Но во всех этих случаях, опять-таки, ударение для всего языка описывается одной фразой, и больше этим можно не заниматься.

Не так в русском языке. Тут масса проблем. Ударение может быть разным в разных формах слова: голова́ — го́лову — голо́в — голова́ми. В длиннющем слове оно может стоять где-нибудь в самом конце — например, перераспределено́. Русский человек без труда произносит длинную последовательность слогов, где ударение будет только в конце. Или наоборот: я очень люблю такое рекордное русское слово вы́кристаллизовавшиеся. Совершенно правильное русское слово с начальным ударением. Можно посчитать, сколько в нем слогов и убедиться, что вы в состоянии это произнести. Разве что чуть-чуть язык иногда споткнется. И, конечно, существует масса слов с банальным ударением посреди слова.

Из русского ударения
q_w_z: (birdy)
Давно ощущаю собственную настороженность по отношению к людям с обратным билетом.
Часто и безмерное уважение [здесь могли быть ссылки и имена].
Сам термин я увидел у великого Переса-Реверте - эпохи его военной журналистики.
Так вот, люди с обратным билетом оказываются опасны - нет, не вредны, как, к сожалению, думают всякие безопасники и просто чиновники, но опасны.
Не стойте и не прыгайте, не пойте не пляшите и всё такое прочее.
Хотел написать, правда, не про технику безопасности*, а про отношение.
Вот человек-с-обратным-билетом в общем может сказать, сделать, написать, снять, потратив кредит доверия.
А отдавать вроде как и не надо.
Это касается и журналистики и консультантов и архитекторов и многих других.
Да просто рядовых нас с вами.
И дело не в том, что они не нужны. Обратный билет - это не парт-билет. А в том, что мы слишком часто принимаем их точку зрения за свою.
Я без дураков уважаю знакомых, коллег, друзей, что призывают идти за Гапоном (или побить оного), но им то оттуда - может и видней - но точно здесь не жить.
Опора на абстрактные идеалы оказывается бесчеловечной провокацией. Намерения-намерениями, но факты - фактами.
Не самое обещающее, не самое рациональное, не самое прогрессивное и, уж конечно, не самое эффективное – самое доброе!
Вот единственный неабстрактный идеал.
Если здесь жить.


______________
* Отдельная беда, когда ТБ превращается в гигиену. Пиши пропало от такой гиены.
q_w_z: (Clouseau)
...в подавляющем большинстве известных мне рассуждений, выжимку которых я привёл выше, авторы оперируют двумя и только двумя типами взаимодействия: "ИскИн - человек" и "ИскИн - человечество", при этом последнее представляет собой обычно ту ещё абстракцию в восприятии того же самого человека. "Большое и чистое", мытый слон.

В рассмотрении отсутствует уровень человеческого сообщества, в котором ИскИн - один из. Равный среди неодинаковых. Однако именно на этом уровне его абсолютные цельность и самодостаточность могут оказаться действительно необходимы.

Во-первых, ИскИн может протезировать временно отсутствующих членов сообщества. Зачем? Чтобы оно продолжало функционировать, не распадаясь от этого отсутствия. Более того, в пределе ИскИн сможет сохранить те или иные аспекты такого сообщества в себе, засейвить его в определённый момент времени с последующим более или менее точным воссозданием на неофитах.

Во-вторых, на основе ИскИнов можно создать новый тип общественной инфраструктуры - что-то вроде психологического климат-контроля, исполняемого личностями ИскИнов ("У господина дракона три головы. Он их меняет, когда пожелает") и их эффекторами.

Речь идёт о создании и поддержании в отдельно взятых сообществах "психологической атмосферы", эксплицитно заданной их членами - хотя бы и через демократическое голосование. Это не кощунственнее электрического освещения и горячей воды в доме, если что.

http://17ur.livejournal.com/468564.html

Физик

Aug. 21st, 2014 11:29 am
q_w_z: (Clouseau)
Единство физики. Согласно Эдду Виттену и Роберту Дайкграфу, мир на мельчайших масштабах десятимерен (или одиннадцатимерен). ЦЕРН и Питер Хиггс задают главные вопросы о Вселенной. «Ага. Все из воды/огня/земли/квантовой пены/флуктуаций пространства-времени/струн… - а остальное ваши проблемы. Ну, а, все-таки, почему серебро белое, золото желтое, а медь красная? Почему иридий хрупкий, а платина пластичная? Как ответить? Мы скребем по поверхности. А это все – элементы, я не говорю о сложной химии или о биофизике!» Он пишет формулы на доске (уравнение Навье-Стокса – МК). «Видите? Одна строчка! Турбулентность – здесь! Водопады – здесь! Мы знаем уравнения. И что, сильно это нам помогает?»

Существует ли один, самый главный Закон, который объясняет Все? Он сомневается. Он спрашивает: «Фундаментальна ли фундаментальная физика?»

Вначале был Эйнштейн (естественно, а кто еще?), который сказал: «Классическая термодинамика – это единственная физическая теория, в отношении которой я уверен, что она никогда не будет опровергнута в пределах своей применимости». Кацнельсон много думал над этой фразой. И он говорит: «Законы, которые описывают наш уровень реальности, могут быть в значительной степени независимы от уровней, действующих на более глубоких уровнях. Я желаю нашим коллегам – настоящим теоретикам (струны, квантовая гравитация, все такое) – всяческих успехов, но что это даст нам? Как знание Главных Законов поможет нам объяснить всю глубину и разнообразие мира вокруг нас? Видите, даже химические элементы слишком сложны для настоящего понимания».
...
Но у меня смешанные чувства по поводу нашей программы. С одной стороны, мы пытаемся доказать, что возможно устойчивое описание нашего уровня реальности, которое не зависит ни от какого прогресса, который может быть в следующие несколько сотен лет, которое надежно, как термодинамика. С другой стороны, это очень печально – что успех теории ничего не говорит о ее «правильности», что могут быть тысячи описаний более глубокого уровня реальности, совместимые с описанием нашего уровня. Что мы не можем воспользоваться нашими успехами, чтобы идти глубже и открыть Главный Секрет Жизни и Всего Остального. А, вообще-то, именно это и требуется. Истинное знание – это не то, о чем болтаешь в аудитории, блаблабла. Истинное знание – это то, чему посвящаешь жизнь. А тут – вопрос: может ли быть надежное знание, независимое от правильности или неправильности представлений о более глубокой реальности? Возможна ли эпистемология данного уровня реальности?

http://flying-bear.livejournal.com/1878579.html
q_w_z: (birdy)
Такое место он называет «кажущимся горизонтом», поверхностью, вдоль которой световые лучи, пытающиеся вырваться наружу из чёрной дыры, будут «подвешены»: они, словно кэрролловская Алиса, будут бегать со скоростью в 300 000 км/с по барабану, вращающемуся так быстро, что лучи, несмотря на сверхстремительность «бега», едва удержатся на месте. Ситуация выглядит идентичной обычному горизонту, но является временной, хотя длительность периода удержания материи кажущимся горизонтом г-н Хокинг не обозначает.

Горизонт же событий в строгом смысле этого слова, то есть место, из которого свет не сможет вырваться никогда, Стивен Хокинг исключает. Из этого, естественно, следуют вполне зубодробительные выводы. «Отсутствие горизонтов событий означает, что нет такой штуки, как чёрная дыра, — в смысле наличия таких режимов, когда свет не может вырваться из неё», — уверен учёный. В связи с этим он предлагает выдать ЧД новое определение — «метастабильные связанные состояния гравитационного поля».

Стивен Хокинг сомневается в природе чёрных дыр | Физика | Вещество, энергия, числа | Compulenta
q_w_z: (Clouseau)
Originally posted by [livejournal.com profile] wolf_kitses at Просто-таки классно
Оригинал взят у [livejournal.com profile] shkrobius в О молоке и яйцах. 1.
По опыту прошлого года я понял, что спрашивать, откуда взялась яичная скорлупа или, скажем, молоко, лучше не надо: это воспринимается исключительно как изощренная вылазка классового врага и подрыв единственно верного учения. Крепкая вера в науку не должна омрачаться пустыми умствованиями.

Очень жаль – потому что и то и другое представляет интересную загадку, и сам я лишь пару недель осознал (запивая молоком яичницу, представьте себе), насколько одно тесно связано с другим. Над таким вопросом интересно подумать самому более, чем услышать чужой ответ. Да и ответ можно найти, только поняв самому в каком направлении следует думать. Теорий возникновения лактации за сотню будет, и большинство из них не стоят выеденного яйца.

Я подумал так: в какой-то момент произошел переход от земноводных, откладывающих яйца в воде, к амниотам, которые жизненный цикл проводят на суше; это колоссальное преимущество. Для этого необходимо предохранить яйца от высыхания.
Read more... )

December 2016

S M T W T F S
     123
4 567 89 10
11 12 13 14 15 16 17
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:39 am
Powered by Dreamwidth Studios